Рубрики
Всякая всячина

Мама, я жду тебя

Я жду тебя, мама

Мама, я тебя жду
Мама, я всё прощаю
Мама, ты оставила боль
Мама, выпей со мной крепкого чаю
Помнишь чай как тогда
Мне осталось немного
Слезы и пустота
И милости нет даже от Бога
Слезы тайком, снова боль
Слепну, но всё жду тебя
Таблетки и алкоголь
Последние остались друзья
Бродишь туда-сюда, ревешь
Ноешь, стискивая зубы
Знаешь, сколько не ной
Волосы твои, губы
Там где вечный покой
Когда ты меня заберешь?
Отсюда, от края бездны
Но ты никогда не придёшь.
А я просто хочу исчезнуть

 

rockstar_divider

Блог о войне и мире 

Главная

Рубрики
Всякая всячина

Советы опытного

betrayal_abstract

Тебя всегда предадут
Тебя всегда подставят
И бросят, и плюнут в лицо
И каяться заставят
За то, что не делал ты
Просто ради потехи
Жизнь, увы, не цветы
При падении или успехе
Люди – всегда скоты
Тебя всегда предадут
И похихикают сзади
Тебя всегда оболгут
При любом раскладе
Тебе не верен никто
Нет на земле любви
Есть только расчет
И душу в себе умертви
И душу в себе убей
А верность – глупость и стыд
И никого не жалей
Когда упадешь ты в грязь
И самый близкий к тебе
Окажется просто мразь
Те, кому ты дал всё
Те, кому ты пожертвовал всем
Для них ты просто сырьё
Сдадут тебя без проблем
Недругу или врагу
Продаст тебя как пить дать
И друг тебя предаст
И даже родная мать
И брат предаст и отец
Когда высока цена
У близких ведь нет сердец
Цена им всем одна
Когда не сможешь давать
Когда у тебя ничего не будет
Тогда будут тебя пинать
Помни, что люди – не люди

 

rockstar_divider

Блог о войне и мире 

Главная

 

Рубрики
Всякая всячина

Образ на запотевшем стекле старой пошивочной

Образ на запотевшем стекле старой пошивочной
1

Там, где церковь Святого Юрьевского Исидора
По большевистски поток тот Гриболюдова
На Екатерининском канале
Я шёл с тобою рядом, недоросль и  увалень
По улицам познавших недавний ужас мора
И путь лежит ничего не обещающий
Нам ничего кроме бессмысленной печали
Шел снег, на наши лица и на лица чуждые
Пухом цепляясь цепко всем за щеки
Снежинки падали, а шли мы некому ненужные
Туда, где страдальцы циклопически и многооки
И где пломбир вкуснейший сладкий сливочный
И от раздавленных сараев на кладке грязные подтёки
Идём, друзья, идём мимо распивочной
Идём, друзья, не надувайте щеки
Санкт-Петербург, Ленинград, Коломна
Потом в ателье, в пошивочной
Ты Ленин гад, тварь, грехи твои огромны
Смотрел на идола, хоть думать было лень
Сквозь запотевшее стекло
На улицу, шныряли тени горожан
Ты со своей тканью пришли шить мне куртку
Из такни цвета баклажан
А может ткань была зелёный
Я благодарен страшно по сей день
Тебе за жертвы и за всё,
Чего я был может не достоин
Где эта куртка? Где-то ателье7
Всё сгинуло. Пропало.
Я наедине, один и знаю,
Что не монах, не воин
Не помолился и не отдал честь стране
Которая как и я была ошибкой
Снежный налет снаружи на окнах ателье
Советский модернизм расплылся вширь улыбкой
Я знал так уже тогда так много о вине
О той вине, не том вине, что пьют
Пришла уборщица и тряпкой стерла образ Исидора
Тех кто умен, по жизни много бьют
Сказала, жизнь бьёт вас без жалости
Она попутчица террора
Жизнь есть террор
И Екатеринского канала стерла вид
Что таращитесь, вы нечисть, полудурки
Пора идти, сказала, картинки больше нет
И нет тебя давно, и нет давно той куртки,
Только угасающей памяти остались вспышки
О ней и о тебе
Погасшей яркой звезды радиация
Летит  через вселенную
И вкус пропавшей без вести
Пропавшей ленинградской пышки
Какой, скажите, вы товарищ теперь стали нации
Позор
И всю упало, режим, и строй – долой! Долой!
Вас хоронить или кремация?
Спросил протягивая маме счёт портной.

rockstar_divider

Блог о войне и мире 

Главная

Poetry Monster

  1. Фотография Андрея Агафонова[]
Рубрики
Всякая всячина

Предопределение 

Предопределение

Предопределение

В доктрине предопределения
Есть много ценного, друзья
В ней правда о предназначенье
И толк, и смысл, и ты и я
В доктрине предопределения
Страдаешь ты, потому что Бог
Тебя сам выбрал для страданья
Чтобы другой так мучится не смог
И родился маньяк маньяком
И корчиться он от себя весь век
И чувствует себя паскуднейшей собакой
Чтобы радоваться другой мог человек
Урод родился тоже для страданья
Урод родился для боли и смешков
Удел же бедных о деньгах переживанья
Так непонятные для денежных мешков
Красивым ты родился потому, что Бог
Тебя отметил даром красоты
Другой ребенок раком занемог
И сдох, а естество не любит пустоты
И снова будет рак и смерть и горе
А у другого жизнь одно веселье
Один вон тих, другой всё время спорит
У третьего всё скука и безделье
Жизнь является источником всех бед
Ответ в чём смысл, зачем же жить?
Простой – ребята, смысла в жизни нет:
Мы ничего не может изменить

rockstar_divider

Блог о войне и мире 

Главная

Рубрики
Всякая всячина

Тебя не хватает

Тебя не хватает

Тебя так страшно не хватает
И я не верю, что тебя давно уж нет
Не лечит время, падла, истязает
Не лечит время и не дает ответ
На вечный наш вопрос зачем
Зачем вся эта канитель и боль
И помешательство и скука
И память как кровавая мазоль
И понимание, что ты по жизни ноль
А жизнь сама такая сука
Такая мразь, что хуже не бывает
О Боже, как тебя мне не хватает

 

rockstar_divider

Блог о войне и мире 

Главная

Рубрики
Всякая всячина

Знаю…

stars

Знаю, что ты на небе
Звезд там так много
Какая из них ты?

rockstar_divider

Подпишитесь на новостной канал “Война и мир” в Телеграм’e.

Блог о войне и мире 

Только мои стихи без рекламы

 

 

На главную

Рубрики
Всякая всячина

Хочу туда

Хочу туда 

Хочу туда

Хочу туда, где волги двадцатьпервые,
И двадцатьчетвертые, ещё редкие
Хочу туда, где чувства ещё верные
А анекдоты взрослых злые, едкие и меткие
Где булки не городские, а ещё французские
Где бакалея пахнет сахаром и кофе
Где фильмы заграничные, французские
И где никто не говорит о катастрофе
Хлеб – четыре копейки за четвертинку
Округлыми  колбасами трамваи дребезжат
И играют ещё музыку с пластинок
А те кто помнят, помнят страх и его не ворошат
Где наш Исаакий серо-сед от угольного дыма
А дом Толстовский сер от ещё блокадной гари
Так давно, всё это, детки, было
Стоит ещё там башня, что построил сам Феррари?
Да не тот, а с телеграммом света
Того уже никто не помнит, лишь экскурсоводы
Туда где старики, что верили в приметы
Ты помнишь их, молящихся от непогоды
Хочу к тебе, где за окном морозятся запасы
Где дождь наш самый звонкий
Туда где пирожки с повидлом или мясом
И мало надо, чтоб развеселить ребенка
Где чурок нет нигде, кроме поленницы на даче
И чудо-автоматы в метро меняют пятаки
Хочу туда, к тебе, хочу, реву, реву и плачу
Всё сгинуло, ушло,  скажи…  мы дураки?

 

rockstar_divider

Подпишитесь на новостной канал “Война и мир” в Телеграм’e.

Блог о войне и мире 

Только мои стихи без рекламы

 

 

На главную

Рубрики
Всякая всячина

Ленинград I

Leningrad3

Ленинград

Помнишь, ад памяти, маленький гад…
Ты вела меня по темным коридорам,
По углам и закуткам, пахло сыростью
И плесенью, старой тряпичной проводкой
Душимой туберкулёзной мольбою о мире
Тушимой ушедшими в небытие соседями
Кислой капустой, куриным кошерным супом
Темно, здесь даже летом нет серого неба
А коммунальные призраки шепчут разговорами
И охтинским кладбищем веет, и жимолостью
Страхами, селедкой, недопитой водкой
Блевотиной в общем сортире
Телевизором с лупой, цирковыми медведями
Налетом белесым покрытой иногородней залупой
Тоже умер, менял стыдливо на кусок клейкого хлеба
И умер нелепо, в одежде, чужой истлевшей:  Ленинград

rockstar_divider

Подпишитесь на новостной канал “Война и мир” в Телеграм’e.

Блог о войне и мире 

 

На главную

Рубрики
Всякая всячина

Как помочь нашим ребятам – небольшое возвание или призыв. Делайте, что можете.

v_hospitale

Небольшое воззвание о помощи нашим ребятам

Оригинал здесь

Тема: помогайте нашим военным сами. Несите шоколадки, конфеты, делайте посылки, жертвуйте на сборах для ДНР и ЛНР, пускай дети рисуют открытки и делают подарки для ребят, попавших в госпитали. Это важно.

Завтра или послезавтра, на этой неделе, я отправляюсь в Пушкин, для русских это Царское Село, где находится один из госпиталей. Все госпитали Санкт-Петербурга и области, а Пушкин хоть и отдельный город, но принадлежит Санкт-Петербургу, забиты ранеными. Причем не только нашими, но даже и нелюдью. По непонятным мне причинам сюда везут ВСУшников. Это тот случай, когда доброта хуже злодеяния и никогда не будет оценена.

Мне не передать как жалко наших ребят.

Да, пока это писал, привезли (дар Небес!) освященный кулич. Христос Воскрес! Воистину Воскрес!

А теперь же вернусь к повествованию.

Недели три тому назад, в одном из групп «в контакте», появился призыв. Госпиталя переполнены ранеными. Да, в Петербурге отличная медицина, Военно-Медицинская Академия, хорошие врачи, всё класс, и сюда вывозят много раненых.  Сложные в Гатчине. Остальные в других местах.

Но в Пушкине тоже есть большой военный госпиталь. Ребята в госпитале со всей нашей прекрасной необъятной страны.  А так как страна у нас огромная, а герои-пациенты преимущественно, да, что говорить, почти все, иногородние, и не у каждой семьи есть деньги на поездку, давайте сделаем что-то хорошее, призывал пост «в контакте» и принесём в эту субботу нашим раненым ребятам вкусняшек.

Вот такое объявление в одной из групп «В Контакте», призывало неравнодушных жителей Санкт-Петербурга и Царского Села в субботу явится в военный госпиталь, в Пушкин, и притащить каких-нибудь вскусностей. Там яблок. Конфет.

У меня денег нет и доходов сейчас нет и просто с плиткой шоколада не поедешь. Но ничего, где-то на 5000+ рублей в Ашане, что для меня значительная сейчас сумма, мы накупили конфет, зефира, лимонада, соломки, пачку дезинфицирующих салфеток (да, знакомая медицинская сестра из другого госпиталя сказала, что тащите всё, всё пригодится. Большее я здесь писать просто не буду, потому что потому…) и отправились в Пушкин. Хотя госпитали есть в Санкт-Петербурге, мы именно поехали в Пушкин, потому что туда позвали – через группу «В Контакте». Вот решили, сделаем приятное раненным в таком-то-и-таком определенном госпитале. Мы это я, мой четырнадцатилетний сын и моя невестка, которая достаточно пробивная в таких учреждениях, вдруг   придется брать что-то штурмом. Так как призыв был публичным,  то я ожидал увидеть очередь у КПП или проходной.

Не сразу нашли госпиталь, чувство нелегкое на душе – «подношения» слишком скромные – и что мы там увидим? Кого мы там увидим? Скажу честно, а не честно смысла нет говорить, я ожидал, что придётся стоят в очереди. Думал, что мы как минимум будем там пятидесятые или сотые. Приехали мы поздно, к семи вечера.

Нам были рады. Моему сыну, дали самому отнести «дары» в палаты, по палатам он не пошёл, отдал всё перед палатами, в коридоре. Делите сами.  Он сам очень смутился. За что меня благодарят? Благодарят как будто притащил слитки с золотом.  Сам он понимает, что ребята герои и наши защитники и это мы их должны благодарить, а не наоборот. Когда же это происходит «наоборот», то возникает чувство смятения. Когнитивного диссонанса.

А вот у меня чувство было страшно горькое. В этот день. В субботу. В день этого «призыва» сделать жизнь нашим героям из других городов и областей России более веселым, в этот день в госпиталь не пришёл никто.

Мы были единственными. Мы были единственными частными людьми.

До нас днём, привозили «гуманитарку» на легковушке, от какого-то учреждения.

У меня было потрясение. Оно и сейчас остается. Да, на словах мы едины. Может быть и не только на словах. Уровень личной инициативы тут требуется небольшой. Мы приехали из Санкт-Петербурга, но в самом Пушкине (Царском Селе) живёт 112 000 человек. Народ богатый. Машины – блеск нацистского автопрома, на улицах Цюриха и Женевы не увидишь столько дорогих автоподелок. Но у ворот госпиталя никого из местных нет. Никто не пришёл. Никто.

Сразу на следующий день, уже в воскресенье, мы поехали снова. Я уже, считайте в долг, уже на 10 000 рублей накупил вкусностей, мандаринов, «байкала» опять таки сумма скромная, и упоминать её нет смысла, но для нас это значительная сумма, хотя, естественно, она ничтожна по сравнением с тем, что нам дали наши защитники. Мы в вечном долгу перед нашими военными.  Мы в неоплатном вечном долгу.  Если бы были другие люди в субботу, то конечно в воскресенье снова бы не поехали, а так мне показалось, что ребята чуть-ли не преданы. Преданные стране ребята преданы страной. На уровне граждан. Я утрирую и может это и не так. Жуткое, горькое чувство несправедливости.

И что же Вы себе представляете? Мы опять приехали вечером. В этот день было несколько машин гуманитарной помощи, каблуки, легковушки, и  все от организаций (даже от Павловского музея, как мы узнали), но снова ни один частный человек, ни одна семья не пришла поблагодарить хоть чем-то маленьким наших защитников.

У меня полное чувство смятение.

Завтра-послезавтра снова поедем в Пушкин.

Произошедшее мне напомнила вещь поверхностно несвязанную, историю убийства Китти Дженовезе (Catherine “Kitty” Genovese, в Нью-Йорке, в Queens, в далеком 1964 году), с которой знаком по курсу социологии, о которой я напишу потом.

Возможно, другого объяснения, кроме коллективного пофигизма, и нет, что никто не пошёл в субботу в госпиталь, потому что все решили, что пойдёт кто-то другой.

Я не хотел об этом сразу писать, потому что и писать о таком стыдно, но может быть надо.

Да, тут ещё один момент. Я связался с местным вождём одного националистического движения, мягкого, цивилизованного, правильно-правого, почти монархического, европейского и полностью поддерживающего специальную операцию России по наведению порядка в Новороссии и Малороссии. Я описал положение дел, что мы приехали с (ерундовыми) дарами, надеясь, что добавим просто свою мелочь в один огромный общий котёл, а оказалось, что кроме нас никого не было. Его это заинтересовало, как бы, но ничего не последовало.

Возможно, я излишне эмоционален, но мне положение дел представляется скандалом. С нравственной точки зрения.

В Санкт-Петербурге, области, и других городах европейской части России (у меня нет сведений перевозят ли кого-то за Урал) в госпиталях есть раненые. Это наши военнослужащие, но также и ребята из ДНР и ЛНР, которые, конечно, тоже наши. Очень даже.  Они все наши дети (братья, иногда даже сестры, дяди, иногда даже тёти, наши родители, наши общие родные, даже если у нас или у Вас с ними нет прямого кровного родства. Точнее не было. А теперь уже есть).

И было бы здорово если бы мы, не государство, а мы сами, установили неформальное шефство над нашими ранеными, выздоравливающими, даже потом над их семьями и их родителями. Не сложно приносить нашим раненым в ближайшую больницу или госпиталь яблоки, мандарины, шоколадки, книги (как узнать какие нужны книги?) и сделать всё, чтобы скрасить их дни и чтобы даже вдали от дома, они чувствовали себя у себя, у себя дома.  Ведь Россия – наш дом.  И все наши военные – наша семья, наша родня.

rockstar_divider

Подпишитесь на новостной канал «Война и мир» в Телеграм’e.

Стихотворное чудовище — Poetry Monster (внешняя ссылка)

Рубрики
Всякая всячина

Во Львове горит Львив – Wybuchy We Lwowie

Lvov

Там пасётся рагулье
Там где, Lemberg, Lwów, и Львов
Истребим без лишних слов
Свидомитское зверье
У хохла горит залупа
Полячкам же жаль хохлов
Выбухнула от гнева дупа
Дупы нет, и всех делов
Плачут горько лимитрофы
Закатилась их звезда
Лимитрофам – катастрофу
А Хохляндии – пизда


 

 

Внешние ссылки

Поэтическое чудовище 

Ivo – юридические документы 

Главная